Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Николай

Сергей Бехтеев: «Царевич Алексей»



В дни нашей скорби безнадежной,
В дни общей слабости людской
Твой Образ девственный и нежный
Влечет нас прелестью былой;

Влечет лучистыми глазами
С их неподдельной добротой;
Влечет небесными чертами,
Влечет нездешней красотой.

И забываются ошибки,
И скорбь, терзающая нас,
При виде царственной улыбки
Твоих невинных детских глаз.

И сердцу кажутся ничтожны
Все наши праздные мечты,
И страх, корыстный и тревожный,
И голос мелкой нищеты.

И в эти сладкие мгновенья
Пред одновленною душой
Встает, как светлое виденье,
Твой Образ чистый и святой.

Новый Футог, 1922г.

Я

Анатолий Величковский: «Моей России больше нет»



Моей России больше нет.
Россия может только сниться,
Как благотворный тихий свет,
Который перестал струиться.

Советским людям будет жаль
Навек исчезнувшего света.
Россия станет, как Грааль
Иль Атлантида для поэта.

Мы проиграли не войну,
Мы не сраженье проиграли,
А ту чудесную страну,
Что мы Россией называли.

Николай

Сергей Бехтеев: «Русский Царь-Богатырь»


Портрет Императора Александра III работы И.Н. Крамского


Когда с державного престола
Ты русским царством управлял, -
В подполье пряталась крамола
И враг России трепетал.

Стремились все к Твоей державе,
Ища защиту и оплот,
Был наш солдат в почетной славе,
Был первый в мире русский флот.

Везде господствовал порядок,
Закон не смели нарушать,
В стране повсюду был достаток
И мирной жизни благодать.

Трудились сытые крестьяне
В просторных житницах полей.
Служили с рвением дворяне
Тебе и Родине своей.

Рукой железной правя твердо,
Ты порождал любовь и страх,
И флаг российский реял гордо
В нам чуждых странах и морях.

Таких Царей, как Ты, не будет,
Вот почему Ты мог сказать: -
"Когда Царь русский рыбу удит -
Европа может подождать!"...

г. Ницца, Пасха 1943г.

Я

Фёдор Тютчев: «Сын царский умирает в Ницце»


Портрет Наследника Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича работы С.К. Зарянко


Сын царский умирает в Ницце –
И из него нам строят ков...
«То Божья месть за поляко́в», –
Вот что мы слышим здесь, в столице...

Из чьих понятий, диких, узких,
То слово вырваться могло б?..
Кто говорит так: польский поп
Или министр какой из русских?

О, эти толки роковые,
Преступный лепет и шальной
Всех выродков земли родной,
Да не услышит их Россия, –

И отповедью – да не грянет
Тот страшный клич, что в старину:
«Везде измена – царь в плену!» –
И Русь спасать его не встанет


8 – 11 апреля 1865г.

Я

Сергей Бехтеев: «РОССИЯ»


И.Е. Репин. Торжественное заседание Государственного Совета 7 мая 1901 года в честь столетнего юбилея со дня его учреждения, 1903г.


Была Державная Россия,
Была великая страна
С народом мощным, как стихия,
Непобедимым, как волна.

Но под напором черни дикой,
Пред ложным призраком «свобод»
Не стало Родины великой
Распался скованный народ.

В клочки разорвана порфира,
Растоптан царственный венец,
И смотрят все державы мира,
О, Русь, на жалкий твой конец.

Когда-то властная Царица,
Гроза и страх своих врагов,
Теперь ты жалкая блудница,
Раба, прислужница рабов!

В убогом рубище, нагая,
Моля о хлебе пред толпой,
Стоишь ты, наша Мать родная,
В углу с протянутой рукой.

Да будут прокляты потомством
Сыны, дерзнувшие предать
С таким преступным вероломством
Свою беспомощную Мать!

1917г.

Я

Сергей Бехтеев: «Царские глаза»


Портрет Императора Николая II Страстотерпца работы Ф.А. Москвитина. 1999г.


Кто видел в жизни только раз
Сиянье кротких Царских Глаз,
Тому Их век не позабыть
И Тех Очей не разлюбить.

Кому их встретить довелось,
В том сердце верою зажглось
Того в дни бедствий не смутят
Ни зло людей, ни смертный яд.

Всегда и всюду перед ним
Блестят величием своим
Глаза, Которым равных нет
В греховном мире слез и бед.

Ницца, 23 ноября 1929г.

Я

Князь Владимир Палей: «Моя несчастная страна»



Как ты жалка и окровавлена,
Моя несчастная страна!
Ты от позора не избавлена!
Ты в эти дни коснулась дна..

Терзают нас часы недужие
Нигде не видно берегов
И в горести враги наружные,
Добрее внутренних врагов.

В страницу славы непочатую
Вонзились грязные мечи -
И перед Родиной распятою
Одежды делят палачи.

И длится страшное видение,
Блестит смертельная коса..
О, где же Бог?..Где Провидение?!..
О, Как безмолвны небеса!!!

Июнь-июль 1918г.

Я

О казаке-узнике помнят на исторической родине



В Доме Русского Зарубежья им. А.И.Солженицына в Москве 1 февраля 2011 г. состоялась презентация русского издания книги чилийской исследовательницы Жизелы Сильва Энсина «Казак М.С.Краснов: пленник за службу Чили». Книга посвящена армейскому бригадиру Михаилу Краснову-Марченко – сыну генерал-майора Семёна Краснова и двоюродному внучатому племяннику генерала от кавалерии Петра Краснова, т.е. прямому потомку казачьих атаманов времён Второй мировой войны, убитых большевиками в Москве в 1947 г. Михаил Семёнович, промыслом Божиим спасённый от выдачи большевикам в Лиенце в 1945 г., также избрал для себя путь воина и долгие годы провёл на службе в чилийской армии. Ещё будучи лейтенантом, он участвовал в свержении коммунистической диктатуры Альенде в Чили в 1973 г., затем, проявив личную доблесть, участвовал в боях с боевиками коммунистических террористических группировок, готовившихся в СССР и на Кубе и засылаемых в Чили для дестабилизации ситуации. Впоследствии бригадир Михаил Краснов был ближним соратником генерала армии Аугусто Пиночета, а после прихода к власти в Чили левацкого правительства, был заточён в тюрьму, где находится уже 6 лет.

Из Сантьяго в Москву на презентацию русского издания книги прилетели соратники Михаила Краснова: его адвокат сеньор Карлос Порталес Асторг и близкий друг, живущий в Чили казак Руслан Гаврилов. Они в деталях рассказали собравшимся (а на презентацию пришло около 70 человек) о юридических, политических и моральных аспектах судебного преследования генерала Михаила Краснова в Чили.

Collapse )

Я

Переиздана книга о Царе-Миротворце Александре III



22 января 2011 года в Николо-Берлюковском монастыре состоялась презентация новой книги «Царь-Миротворец. Александр III. Император Всероссийский», выпущенной «Берлюковским Издательским Домом».

Руководители проекта: Действительные члены Императорского Православного Палестинского Общества настоятель Николо-Берлюковского монастыря игумен Евмений (Лагутин) и президент фонда «Возрождение Николо-Берлюковского монастыря» Александр Николаевич Панин.

Переиздание книги Дмитрия Николаевича Ломана, вышедшей в Санкт-Петербурге в 1900 году «Царь-Миротворец. Александр III. Император Всероссийский» мы посвящаем светлой памяти Государя Императора Александра Александровича, основателя Императорского Православного Палестинского Общества, а также торжествам 130-летия со дня основания ИППО (1882 – 2012).

Collapse )

Я

Интервью с личным секретарём Великого Князя Владимира Кирилловича Александром Радашкевичем



Неотъемлемая часть истории России в XX веке – история нескольких волн русской эмиграции. Поэт Александр Радашкевич долгие годы работал в Париже в газете «Русская мысль», а также был секретарем Великого Князя Владимира Кирилловича. В интервью он рассказывает о своем опыте эмиграции и тех людях, с которыми он соприкоснулся в Америке, Франции и России.

- Александр Павлович, долгие годы Вы живете в эмиграции, чем было вызвано решение покинуть Советский Союз?

- Ваш вопрос я часто сам себе задавал. Думаю, что я, как и многие мои ровесники, эмигрировал на подсознательном искусе, что такой возможности может больше не представиться, что пожилой Брежнев умрет, и железный занавес снова рухнет, мы окажемся в безвылазной клетке, и будем кусать себе локти. Советский Союз тогда казался незыблемым и неколебимым, а судьба явно подсказывала, каким несложным механизмом следует воспользоваться - что я, при врожденном моем доверии к Провидению, и не преминул сделать. У меня была необременительная и вполне денежная (по тогдашним даровым ценам) работа, я жил в центре Ленинграда, на Петроградской стороне, в квартире вдовы народного артиста СССР В. Полицеймако (эту комнату, кстати, до меня снимал будущий чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов), у меня были близкие друзья, и я купался в неповторимой атмосфере боготворимого города, писал стихи, ходил на концерты любимых исполнителей и в оперу, ездил в чудесные дворцовые пригороды, но чувствовал, что час разлуки неумолимо приближается... С некоторыми сюжетными вариациями это описано в вышедшем в прошлом году в Петербурге моем «карманном» романе «Лис, или Инферно».

Collapse )