Станислав Павлов (nikolaevec) wrote,
Станислав Павлов
nikolaevec

Categories:

Спасая Империю. Антикризисная программа Великого Князя Кирилла Владимировича



События семнадцатого года и роль в них Императорской Фамилии давно уже привлекают интерес и внимание историков и общественных деятелей. Роль многих ее представителей в трагических событиях революции не раз уже была освещена в литературе. Одной из наиболее часто упоминаемых в описании тех дней среди Романовых фигур являлся Великий Князь Кирилл Владимирович. Какими только нелестными эпитетами Его не награждали отдельные мемуаристы, а за ними и некоторые современные авторы. Но благодаря ряду работ и опубликованным источникам, вышедших в последние 15 лет мы, наконец, можем себе представить более адекватно его место в событиях периода Февральской революции.

Несмотря на кажущуюся известность источниковедческой базы исследователи продолжают вводить в научный оборот все новые документы и мемуары. В этом году нами был обнаружен в Государственном Архиве РФ в фонде Николая II проект тронной речи, представленный на благоусмотрение Императора Великим Князем Кириллом, составленный 12 февраля 1917 года, т. е. за две недели до революции.

Особый интерес документу придает и тот факт, что он не был проанализирован ни сторонниками, ни противниками Кирилла Владимировича. Давно не является секретом, что Великий Князь, предчувствуя надвигающиеся революционные события, не одобрял внутреннюю политику, проводившуюся в Империи в последние годы ее существования. Однако до сих пор не было известно, какие конкретно меры предлагал третий в очереди престолонаследия (после Наследника Цесаревича Алексея Николаевича и Великого Князя Михаила Александровича) член Императорского Дома. Найденный документ более проясняет суть Его позиции.

На первых страницах, предложенного на Высочайшее рассмотрение проекта, Великий Князь проанализировал современное положение в Европе, причины и ход мировой войны. Остановившись на тех тяготах и лишениях войны, которые претерпевала русская армия, Кирилл Владимирович уделил особое внимание морально-психологической атмосфере в армии и в тылу, воспитании патриотических настроений в обществе.

“Бодрость, смелость и решительность сражающихся должна поддерживаться также и уверенностью в том, что в случае смерти их не останутся без должного призора и помощи их вдовы, сироты, а в случае тяжелого ранения и потери трудоспособности, будут и они сами обеспечены помощью со стороны государства и общественных учреждений”, - писал Великий Князь. Предполагалась “образовать стройную и налаженную сеть попечительских комитетов, раскинутую по всем городам, селам и пристанционным поселениям, объединенную каким-либо одним общим наблюдением центрального государственного, или общественного учреждения”. Эти комитеты должны были заниматься вспомоществованием семьям погибших и раненых, увековечиванием памяти героев. Кроме того, законодательным учреждениям, к которым должна была быть обращена речь, предлагалось рассмотреть наделение земельными участками не только георгиевских кавалеров, но и всех участников войны. Учитывая, что за годы войны в армию было призвано более 15 млн. человек, наделение их землей могло бы на время снять остроту аграрного вопроса. В условиях падения дисциплины в армии и роста в обществе непопулярности войны, Кирилл Владимирович желал не только материально заинтересовать солдат, но и на деле показать важность для страны их подвига. Кроме чисто социальных мер предполагалась активная пропагандистская кампания: установление памятных знаков на домах погибших на войне, специальных нагрудных знаков для непосредственных участников сражений и подвергшихся опасности.

Второй блок вопросов, рассматривавшихся в предполагаемой Высочайшей речи перед парламентом, касался переустройства и мобилизации экономики, и отчасти социальной системы. Предполагавшийся комплекс мер можно охарактеризовать как государственно-социалистический. Великий Князь констатирует: “Тягости войны падают, конечно, не на одних только непосредственных ее участников, но и на все население страны, остающееся в тылу действующей армии. Жизнь этого тыла в настоящий момент оставляет желать много лучшего, достижение которого, при всей трудности, вовсе не безнадежно. Пред нами стоит здесь та же задача, как и перед нашими союзниками и у наших противников: привлечение к делу всех наличных рабочих и материальных сил, имеющихся в государстве”. Предполагалась социализация значительной части народно хозяйства.

Первым пунктом “программы Кирилла Владимировича” стояла всеобщая трудовая мобилизация населения Империи в возрасте от 16 до 60 лет. Учитывая невысокую среднюю продолжительность жизни в России в начале века, верхнюю планку возраста мобилизуемых можно признать высокой, но это может быть объяснено тяжелыми условиями войны. Одновременно предполагалось установить контроль над производством и распределением продуктов первой необходимости (спички, хлеб). Развившаяся в годы войны спекуляция, искусственное завышение цен на товары и их дефицит, вызывавшие народное неудовольствие и волнения, должны были приравниваться к мародерству и непременно ликвидироваться. Учитывая особо тяжелое положение в сфере продажи хлеба и хлебобулочных изделий, Кирилл Владимирович предлагал провести полномасштабную национализацию всей хлебной торговли. Для эффективного его осуществления должна была быть создана государственная сеть элеваторов, складов и зернохранилищ.

Следует отметить, что аналогичные меры были приняты на время войны в ряде европейских государств. Например, в Британии после снарядного кризиса по инициативе министра вооружений Д. Ллойд-Джорджа 2 июня 1915 года был принят “Закон о производстве вооружений”, позволявший правительству Его Величества по своему усмотрению причислять те или иные отрасли производства к стратегическим и устанавливать на над ними полный контроль на время войны. Так, например, кроме оборонных заводов правительство “вступило во владение” пекарнями, мукомольными и масложировыми заводами. А к 1918 году министерство вооружений установило свой контроль над более чем 80 % промышленности Британии.

Кроме вышеуказанной хлебной монополии, Великий Князь предлагал установить полную монополию и на другие естественные ресурсы: добычу металлов, нефти, каменного угля и хлопка, лесную и сахарную монополии. Этот комплекс мер способствовал бы наполнению государственного бюджета и снижению ненормально возросших цен на ресурсы, чем стимулировал бы развитие перерабатывающей промышленности. Однако при всей масштабности эти меры можно назвать сопутствующими по отношению к трем, на наш взгляд, принципиальным преобразованиям.

Важнейшей реформой становилась национализация всех железных дорог, проведенная уже в Германии. Схожая мера была проведена в Англии еще в 1912 году, когда правительство получало право устанавливать контроль над всеми железнодорожными перевозками в чрезвычайных обстоятельствах. Необходимость “неотложной национализации железных дорог, с немедленным прекращением выдачи железнодорожных концессий частным обществам, с принудительным и досрочным выкупом всех частных железных дорог” Великий Князь Кирилл Владимирович объяснял это как требованиями войны, так и обилием спекуляций вокруг строительства частных и концессионных железных дорог.

Предлагались серьезные преобразования и в финансовой сфере, ситуация в которой была поистине критической. К февралю 1917 года 1 рубль приравнивался к 27 довоенным копейкам, т. е. подешевел более чем в три с половиной раза и продолжал падать, что происходило на фоне постоянной эмиссии. Золотой запас перестал обеспечивать все растущую денежную массу. К тому же на 1,5 млрд. рублей золотого запаса приходилось еще и 9,1 млрд. внешней и внутренней задолженности, а огромный бюджетный дефицит за годы войны в сумме достиг 49 млрд. рублей. В этих условиях Великий Князь Кирилл Владимирович предложил полностью отказаться от золотого обеспечения рубля. “Действительным обеспечением государственных бумажных денег, по его мнению, - является не золото (могущее быть принятым лишь в качестве измерителя денег), а “все достояние государства” и вся сила и авторитет государственной власти, - то дальнейший обязательный размен на золотую монету, ныне уже прекращенный фактически, должен быть приостановлен законом”. В этих условиях национализация целых отраслей экономики положила бы в основу рубля не золотой эквивалент, а все достояние страны. Кроме того, предполагалось провести замену банкнот на новые, на которых не было бы отнесения к золотому стандарту. Замена купюр способствовала бы также и борьбе с выпуском фальшивых денег, инспирировавшимся, в том числе, и иностранными державами, и несколько облегчила бы инфляцию.

Стоит отметить, что Кирилл Владимирович не скрывал, что при выдвижении проекта такого преобразования учитывался опыт европейских держав. В той же Британии еще в начале войны по инициативе канцлера Казначейства были выпущены новые одно- и полуфунтовые банкноты, не подлежавшие размену на золото, т. е. страна отказалась от золотого стандарта валюты. Мера эта имела положительные результаты. Однако русский Великий Князь пошел дальше английского премьера. Им планировалась государственная монополия всей банковской и страховой деятельности, что также должно было способствовать стабилизации финансовой системы. Но наиболее радикальным преобразованием должна была стать монополия внешней торговли, “которая могла бы дать наиболее серьезное и надежное обеспечение курса наших денег и верное средство к покрытию и погашению нашей государственной внешней задолженности”. Решение вопроса государственных долгов должно было производиться все же в основном за счет покрытия внутренней задолженности, на обязательном досрочном погашении которой настаивал Кирилл Владимирович. Для осуществления этого Он считал необходимым принудительное понижение процентов по всем внутренним займам и по вкладам в государственный банк и в сберегательные кассы до 2,4%, а также путем замены процентных облигаций беспроцентными бумажными деньгами по нарицательной или действительной стоимости облигаций. В комплексе с этими преобразованиями предлагалось изыскать в народе деньги путем беспроцентных и беспроигрышных лотерей. В случае же нехватки средств для погашения внутренней задолженности Он предлагал увеличить эмиссию.

Понимая, что часть предложенных мер нанесет ущерб народному достоянию, Кирилл Владимирович считал возможным снять часть мелких и ненужных налогов (судя по тексту – в основном косвенных), не приносивших государству особого дохода, но вызывавших трудности и значительные расходы по их сбору.

Подводя итог экономической части “программы Великого Князя Кирилла Владимировича”, можно отметить, что, в общем и целом, она составлена под влиянием и с учетом опыта преобразований в Германии и Великобритании, но имеет своей целью не только мобилизацию экономики в военное время, но и ослабление крупной сырьевой и банковской буржуазии. Как известно, именно крупная буржуазия стояла во главе различных антиправительственных кругов, включая пресловутый Прогрессивный блок в Государственной Думе.

Третья и основная часть документа посвящена внутренней политике. Великий Князь Кирилла Владимирович в саркастическом тоне рассматривает думскую критику правительства и Императора. Упоминая резолюцию Государственной Думы с требованием назначения на министерские посты людей, облеченных общественным доверием, Он пишет: “Это желание мы признаем совершенно неосуществимым по причине его полнейшей неопределенности и неясности. Это, если можно так выразиться, какое-то уравнение с четырьмя неизвест-ными: 1) что такое это “общество”, и есть ли основание отождествлять его с русским народом и государством? 2) кто эти “облеченные доверием” и где они проживают? 3) когда и по кому поводу состоялось облечение их доверием? 4) есть ли ручательство в прочности этого доверия и в том, что с назначением их членами правительства это доверие не исчезнет и не произойдет того, что случилось с “умником” в известной Пушкинской эпиграмме, после того, как он “попал в министерский стул?”
Также была отвергнута не менее нашумевшая резолюция об устранении так называемых безответственных тайных влияний на Императора. Понимая неспособность Николая II справиться с думской оппозицией и нарастающим недовольством народа, Великий Князь предлагал образовать новое учреждение – Совет Императорского Дома, изо всех членов Императорского Дома, рожденных в православии и достигших 25-летнего возраста для «посильного содействия в рассмотрении разрешаемых государственных вопросов». С одной стороны такой шаг можно расценить как попытку установить опеку или контроль над Государем, но с другой - как некую антикризисную меру, чтобы защитить Николая II от заговорщиков и бездарных советников, создать некий институт власти, на который Император мог бы опереться в проведении государственной политики. В условиях начала 1917 года, когда Государственная Дума и Государственный Совет находились в открытой оппозиции к власти, часть армейского командования участвовала в придворных интригах, а правительство из-за хронической министерской чехарды вело себя крайне нерешительно, Совет Императорского Дома мог стать представителем в столице и советником находящегося в Ставке Императора.

Последующие две важнейшие политические меры, предлагавшиеся Великим Князем Кириллом, весьма неоднозначны. Если отмена черты оседлости и предложение “о предоставлении евреям права повсеместного проживания в пределах Империи” можно считать весьма демократичным и своевременным актом, то предложение полной амнистии политических преступников вызывает вопросы. Амнистия должна была вводиться без согласия парламента лично указом Николая II и распространялась только на политические, и никак не уголовные преступления, и имела 10-летний срок давности, т. е. на свободу должны были выйти все участники революции 1905 – 1907 годов. Но надежды Кирилла Владимировича на всеобщий патриотический подъем и отказ этих людей за годы заключения или ссылки от своих революционных идей имели шанс не оправдаться. Опасность освобождения нескольких тысяч борцов с правительством и монархией грозила катастрофой режиму. Однако если Великий Князь полагал, что лучше, если этих преступников помилует и отпустит Император, а не грядущая революция, то Его позицию можно понять.

Необходимо отметить, что в целом “программа Кирилла” представляет собой хорошо проработанный комплекс социальных, экономических и политических мер. Она была направлена на достижение трех целей: мобилизация общества и экономики для победы в Великой войне, улучшение имиджа власти в глазах народа и ослабление думской оппозиции правительству путем непризнания ее политических требований и подрыва ее финансовой основы – крупной буржуазии. Трудно сказать, приняла ли бы ее Государственная Дума, если бы Николай II согласился прочесть написанную Кириллом Владимировичем тронную речь. Но предлагавшиеся меры могли способствовать оздоровлению финансово-экономической ситуации в стране, завершить переориентацию промышленности на нужды военного времени, временно укрепить позиции государственной власти. Слабой стороной программы можно считать непроработанность социальной политики, неготовность к кардинальному решению самого острого – земельного вопроса. Но объяснением этого может быть и то, что тронная речь была все же в первую очередь, антикризисной программой в период нахождения страны в состоянии войны и неспособной к коренному экономическому переустройству. Более подробно Свои взгляды на необходимые для Отечества реформы Государь Кирилл Владимирович изложил уже находясь в эмиграции.

Владимир Хутарев-Гарнишевский

1 С.В.Думин Романовы: Императорский Дом в изгнании. М., 1998 г. А.Н.Закатов Император Кирилл I в февральские дни 1917 года. М., 1994 г. Великий Князь Кирилл Владимирович Моя жизнь на службе России. Спб., 1996 г. Великий Князь Владимир Кириллович. Великая Княгиня Леонида Георгиевна Россия в нашем сердце. Спб., 1995 г. Г.К.Граф Государь Великий Князь Кирилл Владимирович Августейший Блюститель Государева Престола. Мюнхен, 1922 г. Г.К.Граф,/i> На службе Императорскому Дому России. 1917-1941. Воспоминания. Спб., 2004 г. Б.П.Хоран Российское Императорское престолонаследие. М., 2001 г. и др.
2 ГАРФ Ф. 601 Оп.1 Д. 2088., Лл. 2 – 4 об.
3 Слыл умником и в ус себе не дул,
Поклонники в нем видели мессию;
Попал на министерский стул
И наглупил на всю Россию.
Tags: Государь Кирилл Владимирович, История России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments